16+
Горячая линия Горячая линия
8 (4822) 32-35-98

Решение Арбитражного суда Тверской области по жалобе коммерческого банка об оспаривании предписания Управления

Арбитражный суд Тверской области, рассмотрев в судебном заседании дело по заявлению Коммерческого Банка, г. Москва, к  Управлению   Федеральной   службы   по   надзору   в  сфере  защиты   прав потребителей и благополучия человека по Тверской области, г. Тверь, об оспаривании предписания ответчика

 

Установил:

 

ОАО Коммерческий банк (далее - заявитель, Банк) обратился в Арбитражный суд с заявлением о признании недействительными пунктов 1, 2, 3, 4, 7 предписания о прекращении нарушения прав потребителей, выданного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области (далее - ответчик, Управление). Общество также просило признать недействительным указанное предписание в части текста, начинающегося со слов: «Кроме того, как следует из письма...» и заканчивающегося словами: «Следовательно, действия банка по открытию и ведению такого счета нельзя квалифицировать как самостоятельную банковскую услугу» (пункт V заявления).

В ходе рассмотрения дела заявитель уточнил заявленные требования: просил исключить из заявления его пункт V. Уточнение принято судом в порядке статьи 49 АПК РФ, дело рассматривается исходя из уточненных требований.

Заявитель требования поддержал. Ответчик против их удовлетворения возражает по основаниям, изложенным в письменном отзыве.

Как следует из материалов дела, в связи с поступлением обращения заемщика Банка, на основании распоряжения (приказа) сотрудниками   Управления   в   отношении   Банка проведена проверка на предмет включения в кредитный договор условий, ущемляющих права потребителей.

Результаты проверки отражены в акте. По результатам проверки Банку выдано предписание о прекращении нарушения прав потребителей. Банк, не согласившись с предписанием в указанной выше части, оспаривает его в соответствующей части в судебном порядке.

При рассмотрении дела суд исходит из следующего. В соответствии с пунктом 1 статьи 819 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - ГК РФ) по кредитному договору банк или иная кредитная организация обязуются предоставить денежные средства заемщику в размере и на условиях, предусмотренных договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты за нее.

Согласно части 1 статьи 16 Закона Российской Федерации от 07.02.1992 № 2300-1 «О защите прав потребителей» (далее - Закон о защите прав потребителей) условия договора, ущемляющие права потребителей по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации, признаются недействительными.

Проверкой установлено, что между Банком и гражданином (заемщиком) заключен кредитный договор. Порядок погашения кредита, ежемесячной платы за пользование кредитом установлен Графиком платежей (приложение № 1 к кредитному договору).

В соответствии с пунктом 4.1 указанного договора при наступлении сроков платежа, указанных в Графике платежей. Банк в безакцептном порядке списывает со Счета Заемщика либо с любого другого счета Заемщика в банке денежные средства в погашение кредита и платы за пользование кредитом в размере ежемесячного платежа, указанного в Графике платежей. Пунктом 4.2 договора установлено, что в случае несвоевременной уплаты ежемесячного платежа в соответствии с Графиком платежей либо несвоевременного исполнения требования Банка о досрочном погашении задолженности Заемщик обязуется уплачивать Банку пеню в размере 0,5% от суммы просроченной задолженности за каждый день просрочки. Указанную пеню Банк вправе списать в безакцептном порядке со Счета Заемщика либо с любого другого счета Заемщика в Банке. Пунктом 5.4 договора предусмотрена право Банка производить безакцептное списание денежных средств со Счета Заемщика либо с любого другого счета Заемщика в Банке в случае наступления условий для досрочного требования возврата всей суммы кредита.

Управление посчитало, что приведенные условия кредитного договора нарушают права потребителя (заемщика), поскольку статьей 854 далее - ГК РФ не предусмотрено безакцептное списание денежных средств со счета.

Банк с данной позицией не согласен, ссылаясь на пункт 2 статьи 854 ГК РФ, допускающий списание без распоряжения клиента денежных средств, находящихся на счете, в случаях, установленных договором между банком и клиентом.

Суд считает, что требования Банка по данному эпизоду не подлежат удовлетворению в связи со следующим.

По общему правилу списание денежных средств со счета осуществляется банком на основании распоряжения клиента (пункт 1 статьи 854 ГК РФ). Исключение установлено пунктом 2 указанной статьи: без распоряжения клиента списание денежных средств, находящихся на счете, допускается по решению суда, а также в случаях, установленных законом или предусмотренных договором между банком и клиентом.

В то же время в соответствии со статьей 56 Федерального закона «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» Банком России утверждено Положение от 31.08.1998 № 54-П (далее - Положение № 54) о порядке предоставления (размещения) кредитными организациями денежных средств и их возврата (погашения). Указанное положение распространяется на всех клиентов банка - юридических и физических лиц (пункт 1.1 Положения).

Пунктом 3.1 Положения № 54 установлено, что погашение (возврат) размещенных банком денежных средств и уплата процентов по ним производятся в следующем порядке: путем списания денежных средств с банковского счета клиента-заемщика по его платежному поручению (подпункт 1); путем списания денежных средств в порядке очередности, установленной законодательством, с банковского счета клиента - заемщика (обслуживающегося в другом банке) на основании платежного требования банка - кредитора при условии, если договором предусмотрена возможность списания денежных средств без распоряжения клиента - владельца счета (подпункт 2); путем списания денежных средств с банковского счета клиента - заемщика (юридического лица), обслуживающегося в банке - кредиторе, на основании платежного требования банка - кредитора, если условиями договора предусмотрено проведение указанной операции (подпункт 3); путем перечисления средств со счетов клиентов - заемщиков - физических лиц на основании их письменных распоряжений, перевода денежных средств клиентов - заемщиков - физических лиц через органы связи или другие кредитные организации, взноса последними наличных денег в кассу банка -кредитора на основании приходного кассового ордера, а также удержания из сумм, причитающихся на оплату труда клиентам - заемщикам, являющимся работниками банка - кредитора (по их заявлениям или на основании договора) (подпункт 4).

Из приведенной нормы следует, что безакцептное списание денежных средств со счетов клиентов в счет погашения задолженности по кредитному договору разрешено исключительно в отношении юридических лиц. Безакцептное списание денежных средств со счетов заемщиков - физических лиц не допускается.

Таким образом, рассмотренные условия кредитного договора о безакцептном списании денежных средств со счетов заемщика ущемляют права заемщика как потребителя по сравнению с правилами, установленными законами или иными правовыми актами Российской Федерации в области защиты прав потребителей.

Выводы Управления о нарушении Банком законодательства о защите прав потребителей в указанной части являются обоснованными.

Пунктом 3.3 спорного кредитного договора Заемщику запрещено прямо или косвенно направлять предоставленный ему кредит или его часть на погашение долга по ранее предоставленной ссуде; на погашение обязательств других заемщиков перед Банком; для приобретения у Банка имущества, полученного им в результате прекращения обязательств заемщиков по ранее предоставленным ссудам предоставлением отступного.

По мнению Управления, данный пункт нарушает права заемщика как потребителя, поскольку кредитный договор не является договором займа с условием о целевом использовании заемщиком полученных денежных средств. Кроме того, это условие противоречит статье 845 ГК РФ.

Заявитель полагает, что рассматриваемый договор является целевым займом, так как определены цели, на которые заемщик не вправе расходовать полученные денежные средства.

Суд исходит из следующего. В соответствии с пунктом 3 статьи 845 ГК РФ, на которую ссылается Управление, банк не вправе определять и контролировать направления использования денежных средств клиента и устанавливать другие не предусмотренные законом или договором банковского счета ограничения его права распоряжаться денежными средствами по своему усмотрению. Данная норма относится к договору банковского счета. Рассматриваемый договор является кредитным, а не договором банковского счета, поэтому указанная норма к спорным правоотношениям не применима.

В то же время глава 42 ГК РФ не содержит положений, ограничивающих заемщика в праве распоряжаться полученными от заимодавца или кредитора денежными средствами, за исключением случая получения денежных средств по целевому займу.

Из пункта 1 статьи 814 ГК РФ следует, что целевой заем представляет собой договор займа с условием использования заемщиком полученных средств на определенные цели. При этом заключение договора целевого займа возлагает на заемщика дополнительные обязанности. В частности, в случае заключения такого договора заемщик обязан обеспечить возможность осуществления заимодавцем контроля за целевым использованием суммы займа. В случае невыполнения заемщиком условия договора займа о целевом использовании суммы займа, а также при нарушении обязанностей, предусмотренных пунктом 1 статьи 814 ГК РФ заимодавец вправе потребовать от заемщика досрочного возврата суммы займа и уплаты причитающихся процентов, если иное не предусмотрено договором.

Спорный договор, вопреки доводам Банка, не является договором целевого займа, поскольку цель выдачи кредита в нем не определена. Включение    в    данный    договор    условий,    запрещающих    расходование денежных средств на определенные цели при отсутствии положений, определяющих цель выдачи кредита, не свидетельствует о заключении сторонами договора целевого займа. Поэтому включение спорных условий в кредитный договор, не являющийся договором целевого займа, необоснованно ограничивает права заемщика на распоряжение денежными средствами по сравнению с правами, установленными ГК РФ, возлагает на заемщика дополнительные обязанности, не предусмотренные законодательством. Кроме того, нарушение незаконных условий договора, связанных с ограничением заемщика в праве распоряжаться денежными средствами, может повлечь для него неблагоприятные последствия в виде расторжения Банком договора в одностороннем порядке либо предъявления требования о досрочном возврате кредита, уплаты платы за пользование кредитом и предусмотренных договором пеней (пункт 5.3.1 договора).

При таких обстоятельствах суд считает обоснованным выводы Управления о нарушении Банком законодательства о защите прав потребителей в связи с включением в договор рассмотренных условий.

Пунктом 4.3 кредитного договора установлена очередность погашения заемщиком задолженности по кредиту. Согласно данному пункту, если суммы средств на Счете Заемщика недостаточно для погашения всей суммы образовавшейся задолженности, Банк производит погашение обязательств Заемщика по договору в следующей очередности: в первую очередь - в возмещение расходов Банка по получению исполнения (включая государственную пошлину и иные расходы); во вторую очередь - в оплату пени за несвоевременное внесение платы за пользование кредитом; в третью очередь - в оплату пени за несвоевременное погашение кредитной задолженности; в четвертую очередь - в погашение платы за пользование кредитом; в пятую очередь - в погашение кредита. Предусмотрено также право Банка без согласия Заемщика производить погашение обязательств Заемщика в иной очередности по сравнению с предусмотренной данным пунктом.

Управление полагает, что приведенные условия договора противоречат статье 319 ГК РФ, устанавливающей очередность погашения требований по денежному обязательству.

Банк с данной позицией, не согласен, указывая, что данной нормой предусмотрена возможность изменения очередности удовлетворения требований по соглашению сторон, а в рассматриваемом случае такое соглашение между Банком и клиентом заключено.

Суд считает обоснованной позицию Управления в связи со следующим.

В соответствии со статьей 310 ГК РФ не допускается в отношениях с гражданами одностороннее изменение условий обязательства (за исключением случаев, предусмотренных законом). Условие спорного' кредитного договора о возможности изменения Банком в одностороннем порядке очередности исполнения обязательств по нему данной норме противоречит.

Согласно статье 319 ГК РФ сумма произведенного платежа, недостаточная для исполнения денежного обязательства полностью, при отсутствии иного соглашения погашает прежде всего издержки кредитора по получению исполнения, затем - проценты, а в оставшейся части - основную сумму долга.

Данной нормой установлен исчерпывающий перечень денежных обязательств, очередность погашения которых может быть изменена по соглашению сторон. Диспозитивная конструкция статьи 319 ГК РФ предполагает возможность для сторон изменить порядок погашения только тех требований, которые в ней перечислены.

В соответствии с разъяснениями, приведенными в пункте 11 совместного постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации и Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 13/14 от 08.10.1998, при применении норм об очередности погашения требований по денежному обязательству при недостаточности суммы произведенного платежа (статья 319 Кодекса) судам следует исходить из того, что под процентами, погашаемыми ранее основной суммы долга, понимаются проценты за пользование денежными средствами, подлежащие уплате по денежному обязательству, в частности проценты за пользование суммой займа, кредита, аванса, предоплаты и т.д.

Исходя из данных разъяснений и из смысла статьи 319 ГК РФ, гражданско-правовые санкции (неустойка, пеня) за неисполнение или просрочку исполнения денежного обязательства погашаются после суммы основного долга.

Кредитор не вправе в договоре предусмотреть направление поступающих от должника средств в первую очередь на погашение неустоек, поскольку неустойка по своей правовой природе не относится к денежному обязательству, а является санкцией (мерой ответственности) за ненадлежащее исполнение денежного обязательства.

Таким образом, условия рассматриваемого договора, допускающие уплату пеней за несвоевременное внесение платы за пользование кредитом и пеней за несвоевременное погашение кредитной задолженности до погашения платы за кредит и суммы основного долга противоречат статье 319 ГК РФ и нарушает законодательство о защите прав потребителей. Соответствующие выводы Управления являются обоснованными.

Пунктом 5.2.3 кредитного договора определен момент погашения задолженности Заемщиком. В соответствии с данным пунктом датой погашения задолженности в случае погашения обязательств путем перевода средств из другой кредитной организации считается дата зачисления средств в пользу Банка на корреспондентский счет Банка. Управление указало, что данное условие договора не соответствует статье 37 Закона о защите прав потребителей.

Банк с данной позицией не согласен, полагая, что в случае погашения клиентом задолженности путем перевода средств из другой кредитной организации  имеют место безналичные расчеты,  в силу чего положения статьи 37 Закона о защите прав потребителей, относящейся к наличным расчетам, в спорной ситуации не применяются.

Суд соглашается с позицией Управления по следующим основаниям. В силу статьи 37 Закона о защите прав потребителей оплата оказанных услуг   (выполненных   работ)   производится   посредством   наличных   или безналичных   расчетов   в   соответствии   с   законодательством   Российской Федерации.

При использовании наличной формы расчетов оплата товаров (работ, услуг) потребителем производится в соответствии с указанием продавца (исполнителя) путем внесения наличных денежных средств продавцу (исполнителю), либо в кредитную организацию, либо платежному агенту, осуществляющему деятельность по приему платежей физических лиц, либо банковскому платежному агенту, осуществляющему деятельность в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности, если иное не установлено федеральными законами или иными нормативными правовыми актами Российской Федерации. При этом обязательства потребителя перед продавцом (исполнителем) по оплате товаров (работ, услуг) считаются исполненными в размере внесенных денежных средств с момента внесения наличных денежных средств соответственно продавцу (исполнителю), либо в кредитную организацию, либо платежному агенту, осуществляющему деятельность по приему платежей физических лиц, либо банковскому платежному агенту, осуществляющему деятельность в соответствии с законодательством о банках и банковской деятельности.

Из данной нормы прямо следует, что она относится, в числе прочего, к отношениям, связанным с оплатой товаров (работ, услуг) путем передачи потребителем денежных средств в кредитную организацию или банковскому платежному агенту.

Под безналичными расчетами понимается перечисление денежных средств со счета плательщика на счет кредитора (пункт 1.1.1 - 1.1.3 Положение Центрального банка Российской Федерации от 01.04.2003 N 222-П «О порядке осуществления безналичных расчетов физическими лицами Российской Федерации»).

В случае уплаты денежных средств физическим лицом путем их передачи в другую кредитную, организацию для дальнейшего перечисления кредитной организации-заимодавцу такие расчеты для физического лица не являются безналичными, так как денежные средства в этом случае не перечисляются со счета плательщика.

Для потребителей - заемщиков, которыми выступают физические лица, характерна оплата только с использованием наличной формы расчетов путем внесения денежных средств в кассу кредитной организации либо организации, не являющейся кредитной, но уполномоченной на осуществление расчетов.

Таким образом, в рассматриваемом случае при погашении заемщиком задолженности по кредитному договору путем перевода средств из другой кредитной организации в силу части 4 статьи 37 Закона о защите прав потребителей моментом погашения задолженности следует считать момент внесения заемщиком наличных денежных средств в такую кредитную организацию.

С учетом приведенных положений следует признать, что условия пункта 5.2.3 спорного кредитного договора, определяющие дату погашения задолженности в случае погашения обязательств путем перевода средств из другой кредитной организации как дату зачисления средств в пользу Банка на корреспондентский счет Банка, противоречат части 4 статьи 37 Закона о защите прав потребителей.

Оснований для признания недействительным оспариваемого предписания в данной части у суда не имеется.

Таким образом, суд приходит к выводу о законности предписания Управления в оспоренной части. Требования Банка удовлетворению не подлежат.

По правилам статьи ПО АПК РФ расходы по уплате государственной пошлины в связи с отказом в удовлетворении заявленных требований остаются на заявителе.

Обеспечительные меры, принятые определением суда, подлежат отмене с даты вступления настоящего решения в законную силу на основании части 5 статьи 96 АПК РФ.

Руководствуясь   ст.   49,   ч.   5   ст.   96,   ст.ст. 167-170,: 197-201 АПК РФ,

Арбитражный суд Тверской области решил в удовлетворении требований открытого акционерного общества Акционерный Коммерческий банк о признании недействительными пунктов 1, 2, 3, 4, 7 предписания о прекращении нарушения прав потребителей, выданного Управлением Федеральной службы по надзору в сфере защиты прав потребителей и благополучия человека по Тверской области, отказать.

Обеспечительные меры, принятые по настоящему делу определением Арбитражного суда Тверской области, отменить с даты вступления решения в законную силу.

Расходы по уплате государственной пошлины оставить на заявителе.





Версия для печати Версия для печати Версия для MS Word Версия для MS Word